Правовые аспекты страхования ответственности перевозчиков и экспедиторов

29 Января 2010

Мастер-класс подготовлен Ириной Гущиной, главным специалистом Отдела страхования транспортных рисков Управления страхования транспортных операторов Департамента корпоративного бизнеса ОСЛО «Ингосстрах»

В последнее время страхование ответственности перевозчиков и экспедиторов столкнулось с серьезной проблемой, поставившей под угрозу правомерность данного вида страхования.

С 2003 года в решениях арбитражных судов, в том числе федеральных, начала прослеживаться негативная практика, заключающаяся в следующем. Гражданский кодекс РФ предусматривает два вида страхования гражданской ответственности: ответственность за причинение вреда другим лицам (ст. 931 ГК) и ответственность за нарушение договора (ст. 932 ГК). Страхование ответственности за причинение вреда допускается без ограничения, в то время как страхование ответственности за нарушение договора в силу ч.1 ст. 932 ГК разрешено только в случаях, предусмотренных законом. Договоры страхования ответственности экспедитора/перевозчика определяются судами как страхование договорной ответственности, а поскольку ни Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта (Федеральный закон от 08.11.2007 № 259-ФЗ), ни Закон о транспортно-экспедиционной деятельности (Федеральный закон от 30.06.2003 № 87-ФЗ) не указывают прямо на возможность страхования ответственности, такое страхование признается противоречащим закону.

Каковы правовые аспекты этой проблемы?

Выводы арбитражных судов при признании недействительными договоров страховании построены исключительно на анализе соответствующих положений части второй Гражданского кодекса РФ, которая была введена в действие Федеральным законом от 26.01.1996 № 15-ФЗ.

10 декабря 2003 года был принят Федеральный закон № 172-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации», установивший новую редакцию Закона об организации страхового дела, который изменил положения ГК в части страхования.

Если ГК запрещал страхование противоправных интересов, убытков от участия в играх, лотереях и пари и расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников (ст. 928 ГК), то Законом об организации страхового дела запрещается  страхование противоправных интересов и интересов, не являющихся противоправными, но страхование которых запрещено законом (с учетом этого интересы, указанные в ст. 928 ГК, страховать нельзя). При этом Закон предусматривает страхование гражданской ответственности за нарушение договора, не устанавливая никаких ограничений для данного вида страхования (ст. 4 «Объекты страхования», ст. 32.9 «Классификация видов страхования»), то есть является законодательным актом, который предусмотрел страхование ответственности за нарушение договора в соответствии с требованием ч. 1 ст. 932 ГК.

Нельзя не учитывать и то, что Гражданский кодекс, будучи обычным федеральным законом, не имеет преимуществ перед Законом № 172 ФЗ от 10.12.2003 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», так как последний является позднее принятым правовым актом и актом, регулирующим специальные отношения.

Вопрос о приоритете одного закона перед другим при регулировании одних и тех же отношений неоднократно поднимался Конституционным Судом Российской Федерации (постановление от 29.06.2004№ 13-П, определения от 16.11.2006 № 454-0 и от 08.11.2005 №439-0). Как отмечал Конституционный Суд, в отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило «lex posterior derogat priori» («последующий закон отменяет предыдущие»), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон; вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений. То есть приоритетное значение должно придаваться положениям Закона об организации страхового дела.

Тем не менее в большинстве случаев суды даже не вспоминают о том, что отношения по страхованию регулируются не только Гражданским кодексом.

Вообще, ст. 1 ГК устанавливает, что «гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Страхованием ответственности перевозчиков и экспедиторов вышеназванные интересы не нарушаются. Есть мнение, что ограничения по страхованию ответственности за нарушение договора были направлены на то, чтобы исключить случаи устранения ответственности за ненадлежащее исполнение договорных обязательств. Но Закон об организации страхового дела (ст. 9) дает определение страхового случая. Событие, рассматриваемое в качестве страхового случая, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления. Поэтому ситуации, связанные именно с уклонением страхователей от исполнения договорных обязательств и попыткой переложить свою ответственность за это на страховщика, к страховым случаям не относятся.

Вопрос о том, к какому виду страхования относится страхование ответственности за груз, также весьма спорный, и различная судебная практика лишний раз подтверждает это.

Попробуем выделить основные отличия данных видов страхования.

1.  Основание возникновения ответственности по ст. 931 - утрата   или   повреждение имущества, по ст. 932 - нарушение условий договора.
2. Выгодоприобретателем (лицом, в пользу которого осуществляется  страхование) по ст. 931 является лицо, имуществу которого причинен вред. Понятием имущества в силу ст. 128 ГК охватываются имущественные права.

Выгодоприобретателем по ст. 932 ГК выступает сторона, перед которой по условиям договора страхователь должен нести соответствующую ответственность, то есть контрагент страхователя по договору транспортной экспедиции или перевозки. Кроме того, соответствующая ответственность страхователя перед выгодоприобретателем должна быть предусмотрена условиями договора.

Возьмем договор страхования ответственности экспедитора/перевозчика, предметом которого является страхование риска возникновения ответственности страхователя за утрату, гибель или повреждение груза при осуществлении им транспортно-экспедиторской деятельности. Страховым случаем является возникновение обязанности страхователя возместить вред, причиненный утратой гибелью или повреждением груза. Выгодоприобретателем является лицо, которое понесло убытки в связи с утратой или повреждением груза, причем в зависимости от: ситуации им может стать грузовладелец, отправитель, получатель, экспедитор, компенсировавший убытки грузовладельцу, страховая компания, организация, которая произвела ремонт поврежденного груза и т.д. Важно, чтобы выгодоприобретатель понес убытки, так как только в этом случае можно говорить о причинении ему вреда. Основания и размер ответственности перевозчика и экспедитора за груз установлены федеральными законами, и любые соглашения, заключенные с целью ограничить или устранить эту ответственность, считаются недействительными (ст. 34 и ст. 37 Устава автомобильного транспорта и электрического наземного транспорта, ст. 7 и ст. 11 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности). Содержание такого договора и условия страхования не позволяют отнести его к страхованию ответственности за нарушение договора.

В силу ст. 431 ГК при толковании договора суд принимает во внимание буквальное значение содержащихся в договоре слов и выражений. И если в договоре страхования правильно сформулированы ключевые положения (объект, предмет, риски, порядок выплаты страхового возмещения), то убедить суд в том, что застрахована ответственность за причинение вреда в соответствии со ст. 931 ГК вполне возможно.

Так, в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 18.01.2007 суд, отказав в иске страховщика о признании договора страхования недействительным, указал: «...статья 932 ГК РФ предусматривает ограничение страхования риска ответственности за нарушение страхователем собственных обязанностей, вытекающих из договоров, заключенных с третьими лицами. В частности, на экспедитора возлагаются обязанности по доставке груза в срок, обусловленный договором; обязанность предварительно запросить у клиента разрешение об отступлении от его указаний, если это диктуется интересами клиента... Страхование ответственности экспедитора за нарушение этих и других специальных обязанностей, составляющих существо оказываемых экспедитором услуг, в силу статьи 932 Гражданского кодекса Российской Федерации недопустимо, поскольку в этом случае экспедитор утрачивает интерес в надлежащем исполнении своих договорных обязанностей. В то же время законом не установлены ограничения для страхования указанных в статье 6 Закона от 30.06.2003 № 87-ФЗ рисков за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза, за которые экспедитор несет ответственность перед клиентом в силу общих оснований ответственности за причинение вреда, а не в связи с выполнением договорных обязанностей».

Постановлением ФАС Северо-Западного округа OI-IO.03.2009 было отказано в иске о признании договора страхования недействительным ОАО СК «Русский мир», кассационная инстанция при этом указала, что «по спорному договору застрахован риск возникновения у страхователя убытков, предъявленных страхователю за причинение вреда. Страхование ответственности за причинение вреда прямо предусмотрено ст. 931 ГК. Согласно ст. 431 ГК РФ, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Следовательно, отсутствие в договоре указания, что объектом страхования является риск предусмотренной договором перевозки ответственности, свидетельствует о том, что в данном случае этот вид ответственности не был применен».

Вот выдержка из постановления ФАС Московского округа от 12.03.2009: «...Суд правомерно отклонил довод заявителя о том, что между страхователем и страховщиком возникли отношения по страхованию ответственности по договору, регулируемые ст. 932 ГКРФ, поскольку, согласно договору страхования и полису страхования гражданской ответственности транспортно-экспедиторской организации, объектом страхования является не риск ответственности за нарушение договора, а риск страхования ответственности за убытки, причиненные третьим лицам в процессе осуществления деятельности страхователя в качестве экспедитора при организации перевозок».

Следует отметить, что договоры страхования признаются недействительными только при наличии соответствующего иска одной из сторон. В большинстве случаев такие иски подают страховщики, которые стремятся подобным путем уйти от страховых выплат. Страхователь, получив отказ в выплате страхового возмещения, обращается в суд, а страховщик в свою очередь предъявляет встречный иск о признании недействительным договора страхования, что не препятствует ему, однако, заключать такие же договоры с другими клиентами. Подобное поведение страховщиков возмутительно и дискредитирует всех игроков страхового рынка. Так, отказывая в удовлетворении иска страховщика о признании договора страхования недействительным, суд указал следующее: «... кассационная инстанция учитывает, что истец является лицом, осуществляющим профессиональную деятельность на рынке страховых услуг, притом, что оспариваемый им самим же договор страхования, как не соответствующий требованиям закона, был составлен и предложен для подписания ответчику самим истцом, что следует уже из того, что названный договор составлен на бланке страховой компании».

Многие страховщики, понимая важность и необходимость такого страхования, не заявляют подобных исков, а при возникновении споров отстаивают в судах правомерность заключенных договоров. Поэтому организациям, решившим застраховаться, следует ответственно подойти к выбору страховой компании. В справочных правовых системах «Гарант» и «Консультант плюс» собраны решения многих арбитражных судов, проанализировав которые можно сделать вывод относительно порядочности выбранного страховщика.

Тема страхования ответственности перевозчика и экспедитора имеет еще один немаловажный аспект. В настоящее время отдельные страховщики, «раздувая» и без того сложную обстановку со страхованием ответственности, предлагают перевозчикам и экспедиторам взамен страхования ответственности страховать груз. Но насколько такое страхование соответствует закону и защищает ли оно интересы страхователя?

Возможность оказания услуг по страхованию груза перевозчиком Федеральным законом от 08.11.2007 № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» (далее - Устав) не предусмотрена. Страхование груза является экспедиторской услугой (приказ Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 30 декабря 2004 г. № 148-ст «Национальный стандарт РФ. Услуги транспортно-экспедиторские», приказ Минтранса от 11.02.2008 № 23 «Об утверждении порядка оформления и форм экспедиторских документов»). Согласно п. 1 ст. 4 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности, экспедиторские услуги должны оказываться экспедитором только в соответствии с договором транспортной экспедиции. Перечень и условия оказания экспедитором клиенту транспортно-экспедиционных услуг в рамках договора транспортной экспедиции определяется поручением экспедитору, которое в соответствии с «Правилами транспортно-экспедиционной деятельности», утвержденными Постановлением Правительства РФ 08.09.2006 № 554, должно направляться экспедитору в письменной форме. Следовательно, и экспедитор, и перевозчик могут страховать груз, если есть соответствующее поручение от заказчика, и страхование груза должно осуществляться за счет клиента.

С другой стороны, ст. 930 ГК не содержит никаких ограничений по тому, кто может выступать страхователем. Главное, чтобы выгодоприобретатель, обратившийся за страховой выплатой, имел основанный на законе, ином правовом акте или договоре имущественный интерес в сохранении груза.

Экспедитор, не являясь собственником груза, не может страховать его в свою пользу, то есть являться получателем страхового возмещения, даже если он компенсирует ущерб, причиненный грузовладельцу несохранной перевозкой. Поэтому вряд ли такое страхование защитит его интересы. Позиция судебных органов по этому вопросу была изложена в определении Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.05.2007 г. Судебная коллегия, не признав хищение груза страховым случаем, указала следующее: «Согласно условиям договора страхования, заключенного посредством присоединения страхователя к действующим у страховщика Правилам транспортного страхования грузов и выдачи ему страховщикам полиса, имущественный интерес страхователя подтверждается на момент наступления страхового случая. Названный договор является страхованием имущества, а не страхованием ответственности. Поэтому договор транспортной экспедиции, согласно которому общество как перевозчик несет ответственность за сохранность груза перед грузоотправителем, не подтверждает интереса перевозчика в сохранности груза по договору страхования груза, поскольку не подтверждает его права на груз».

При страховании груза без соответствующего поручения у страхователя появляется масса сложностей. Зачастую экспедитор, а тем более перевозчик не знают, кто имеет интерес в сохранении имущества и в чью пользу можно страховать груз. Если выгодоприобретатель не указан в договоре страхования, то при обращении за страховой выплатой к страховщику он должен предъявить оригинал страхового полиса. Чтобы была возможность осуществить это, экспедитор должен декларировать страховщику каждую отправку и получать на нее страховой сертификат, который он будет выдавать владельцу груза для обращения к страховщику. А если груз уже застрахован? Тогда вступает в действие принцип «двойного страхования», при котором страховка распределяется пропорционально ответственности всех страховщиков. При этом другие страховщики, оплатившие свою часть убытка, в порядке суброгации потребуют от экспедитора возмещения своих убытков. В большинстве случаев экспедитор не знает стоимость груза, и если окажется, что страховая сумма ниже страховой стоимости, то в силу ст. 949 ГК страховщик при наступлении страхового случая обязан возместить выгодоприобретателю часть понесенных последним убытков пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости (неполное имущественное страхование). А при сборных отправках экспедитор не знает не только стоимость груза, но и какой именно перевозится груз, и такое страхование, когда не индивидуализировано имущество, легко можно оспорить.

Правомерно ли вообще заключение договора страхования груза экспедитором, не имеющим соответствующего поручения?

Заключение такого договора будет регулироваться главой 50 ГК - «Действия в чужом интересе без поручения». Согласно ст. 980 ГК, действия без поручения, иного указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица в целях предотвращения вреда его личности или имуществу, исполнения его обязательства или в его иных непротивоправных интересах (действия в чужом интересе) должны совершаться, исходя из очевидной выгоды или пользы и действительных или вероятных намерений заинтересованного лица и с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью. При первой возможности лицо, действующее в чужом интересе, обязано сообщить о такой сделке заинтересованному лицу. Права и обязанности по сделке перейдут к заинтересованному лицу, только если последнее одобрит сделку.

Таким образом, закон рассматривает возможность действия в чужом интересе как нечто нестандартное, выходящее за рамки обычных взаимоотношений договаривающихся сторон и обусловленное стечением обстоятельств: необходимостью незамедлительной защиты интересов заинтересованного лица и отсутствием возможности согласовать с ним свои действия, а не как обычную предпринимательскую деятельность.

Представляется, что заключение договора страхования груза перевозчиком или экспедитором без соответствующего поручения не является верным выходом в сложившейся ситуации со страхованием ответственности. К тому же изначально цель страхования обусловлена не необходимостью защиты интересов грузовладельца, а попыткой экспедитора/перевозчика защитить собственные интересы, что позволяет оспорить действительность договора страхования.

Поэтому перевозчик или экспедитор, пытаясь альтернативно защитить свои интересы путем заключения договора страхования груза, должен ясно осознавать перспективы получения страхового возмещения по такому договору.

К списку разделов
Другие статьи из раздела "Транспортировка"
www.transportweekly.com
Поиск по сайтуЯndex